Избранное сообщение

Групповой и индивидуальный туризм

Как известно, существуют два вида организованного туризма: групповой и индивидуальный. Я часто слышу от моих клиентов о разочаровании групп...

"Город золотой"

Отличный фоторяд и замечательная песня о волшебном городе, в котором я живу и который очень люблю - городе лёгком, как ночной воздух, и тяжёлом, как камни Ирода.


Но, вот каким увидел Иерусалим Влас Дорошевич чуть более ста лет назад:
                             
"Таков Иерусалим, центр христианского мира, бесконечно дорогой прах для евреев, второй после Мекки священный город мусульман.
Иерусалим, застроенный самыми священными для мира храмами, мечетями, синагогами.
Иерусалим — это груды несметных богатств среди гор, лохмотьев, развалин и грязи.
Это — великолепные, пышные, роскошные чертоги храмов, облепленные со всех сторон лачугами, жалкими, несчастными, зловонными, грязными, ужасающими, похожими скорее на логовища зверей, притонами невероятной нищеты!
Иерусалим — это семья арабов, живущая в углублении под старой стеной, окружающей великолепную мечеть Омара, построенную когда-то их предками.
Население Иерусалима. Это нищие, несчастные, жалкие, которые собрались в праздничный день на паперти великолепного храма.
Это 40.000 нищих, живущих милостыней во имя Христа, Иеговы и Аллаха.
Иерусалим, это место печальных воспоминаний и радостных надежд. Когда в это место, в эти старые, почерневшие от времени стены, приходит христианин, магометанин, еврей, к нему протягиваются тысячи рук.
— Дай! Дай! Дай!
— Дай во имя распятого Бога!
— Дай во имя Того, Чьё имя не дерзает произнести язык!
— Дай во имя Аллаха, святого и вечного!
Они все здесь живут милостыней, тем, что им приносит и оставляет верующий мир.
Фанатичные от близости этих святынь, в которые они так страстно верят, они живут насчёт этих святынь, насчёт великого прошлого.
Эти жалкие, обнищавшие потомки аристократов.
Эти несчастные, выродившиеся потомки великих народов.
Иерусалим, это — призрак вырождения, который встаёт перед вами во всём своём ужасе, во всём блеске и великолепии прошлого величия, во всём ужасе настоящего.
Это призрак, у которого на плечах золотая, вышитая драгоценными камнями мантия, — такая роскошная на плечах, волочащаяся по земле в виде жалких, грязных лохмотьев.
«Эти люди, довольствующиеся грязными, ужасными лачугами, логовищами, трущобами, — вы с изумлением спрашиваете себя, — неужели это дети тех самых отцов, которые создавали для своих молитв такие чертоги?»
Это потомки, которые живут нищими там, где жили царями их отцы."

Достаточно и сегодня посмотреть на склон Кидрона под арабской деревней Сильуан или заглянуть в проулки Старого города, или пройтись по улицам ортодоксального района Меа Шеарим, чтобы понять - всё было бы так же и по сей день, не было бы современной страны, красивых городов, удобных дорог... Иерусалим продолжал бы ассоциироваться с "призраком вырождения", если бы молодая мощная сила не подняла бы вихрь перемен, постоянно защищаясь и теряя кровь, не построила бы на выжженной земле новое современное государство.

"Безумству храбрых поём мы песню!"